Загадочные взрывы армейских складов выявили скрытую борьбу за контроль над утилизацией боеприпасов на сотни миллионов долларов на уровне первых лиц государства.

Об этом пишет издание UA1

Диверсия ФСБ, преступная халатность, устаревшая инфраструктура – какие только версии не выдвигали чиновники всех возможных рангов и ведомств, пытаясь объяснить ставшие уже регулярными подрывы военных складов по всей территории Украины.

И лишь одна из версий осталась за рамками официальных комментариев – о том, что взрывы могут быть отличным способом скрыть истинное количество хранившихся на складе боеприпасов.

На прозрачные намеки по поводу того, а было ли на взорвавшихся складах заявленное количество боеприпасов, чиновники только отмахивались: «Воровать танковые снаряды? Кому они нужны? Куда их продавать?».

Но оказалось, что кое-кому нужны. В особенности уже списанные и с истекающим сроком годности. И продавать также есть кому.

Вопреки навязываемому мнению, что списанный боезапас – это никому не нужный обременительный хлам, который весьма дорого утилизировать, за снаряды советского производства идет нешуточная борьба.

До последнего времени ее вели далеко не последние люди, курирующие сферу обороны и военпрома от разных политических сил. Но после взрывов в Калиновке борьба между ними обострилась, ставки повысились, и конфликт вышел на уровень первых лиц государства.

Итоги политико-финансовых игрищ сводятся к тому, что 30% всего боезапаса страны на несколько миллиардов долларов превратились в дым.

Все дело в том, что на сегодняшний день в Украине успешно используется технология доработки и своеобразного переоборудования списанных боеприпасов, благодаря которой их снова можно использовать. К слову, по утверждению некоторых военных экспертов, работы по продлению срока боеспособности списанных снарядов велись и в Калиновке.

Формально весь процесс контролируют представители Генштаба. Но судить о том, насколько этот контроль тщательный, и какие в действительности объемы проходят через структуры, непосредственно занимающиеся процессом утилизации и доработки, весьма проблематично.

Обновленные боеприпасы продают как для нужд украинской армии, так и на экспорт. Рынок этот оценивают в сотни миллионов долларов, а монополизировать его пытаются всего несколько человек.

Для этого они ловко используют в своих интересах череду странных внезапных взрывов армейских складов. Странных с учетом того, что следствием этого процесса стал вопрос о передаче контроля над складами со всем их содержимым от Генштаба другой структуре.

Личный интерес

«Ситуация, которая сложилась с хранением боеприпасов, недопустима, – заявил глава комитета по нацбезопасности и обороне Сергей Пашинский. – За два года мы потеряли половину своего ресурса, и мы с этим мириться не будем».

Гнев куратора армии и оборонпрома от «Народного фронта» понятен: за последние несколько лет Калиновка стала четвертым взорванным армейским складом. Причем арсеналы трех из них взлетели на воздух в этом году – в марте в Балаклее Харьковской области, 22 сентября под Мариуполем, а 26 сентября в Калиновке. До этого в октябре 2015 года взорвался армейский склад в Сватово Луганской области.

Но, похоже, не только сожаление о понесенных армией и государством убытках движет гневом Пашинского. Его негативные эмоции питает еще один весьма весомый фактор. Среди помогающих армии волонтеров уже давно ходит информация о личной заинтересованности этого нардепа в контроле над запасами списанных снарядов.